ВИЧ… История из практики онлайн психолога

Глядя на нее сегодняшнюю – счастливую, молодую, цветущую, болтающую онлайн по скайпу с подругами – трудно представить, насколько непростой жизненный багаж у Елены за плечами. Годы наркотической зависимости, звучащий как приговор диагноз «ВИЧ» … «Так мало пройдено дорог, так много сделано ошибок…» – в эти грустные есенинские строки вполне могла вместиться вся биография девушки, если бы она не нашла в себе силы, мудрость и смелость изменить жизнь. К счастью, она нашла.

Санкт-Петербург, Петроградка

Я родилась в Санкт-Петербурге. Мы жили на Петроградской стороне, в самом красивом и старом районе города. Мама воспитывала меня одна. Папу я знаю лишь по фотографии: он погиб за несколько месяцев до моего рождения. Мама работала на двух-трех работах, я большую часть времени была предоставлена сама себе. Была активной, любознательной, весь двор ходил у меня в друзьях.

ОНЛАЙН СЕРВИС ПО ПОДБОРУ КЛИНИК И ВРАЧЕЙ. 2025 КЛИНИК ВСЕХ НАПРАВЛЕНИЙ. ВСЕ ГОРОДА РОССИИ. СРАВНЕНИЕ ЦЕН. ОНЛАЙН ЗАПИСЬ, КОНСУЛЬТАЦИЯ, РЕАЛЬНЫЕ ОТЗЫВЫ.

Помню, как мы с ребятами устраивали на улице представления, разыгрывая сценки из обожаемых “Трех мушкетеров”. Мы по очереди с подружкой играли, конечно, Констанцию. А в жизни, к сожалению, я не могла примерить на себя роль красавицы, были психологические проблемы, а обращаться к психологу в то время было непринято. Да и консультаций толком не было в городе…. Недовольство своей внешностью выливалось в мечты о том, какой бы я стала, если бы могла себя изменить.

Откуда такая неуверенность в себе, не знаю. Сколько себя помню, я всегда старалась заслужить любовь, быть лучше, чем есть на самом деле. Возможно, сам того не желая, снижению моей самооценки поспособствовал дедушка. Когда мама говорила: “Посмотри, какая Аленушка у нас красавица!”, в ответ звучало: “А все же до бабушки не дотягивает!” Моя бабушка была очень красива, практически кинозвезда. Я очень болезненно воспринимала свое несовершенство.

Постоянно сравнивала себя с подругами. Равнение на других сыграло со мной злую шутку в школе. До 7-го класса я сидела за одной партой с девочкой-отличницей и сама была такой же примерной. Потом появились подружки, с которыми было интереснее прогуливать, веселиться на дискотеках, висеть в онлайн чатах. Только благодаря прекрасной памяти успеваемость оставалась хорошей.

“Что, слабо?”

Стимула продолжать учебу после школы я не видела. Мама к тому времени успешно занялась частным бизнесом, я стала ее правой рукой, и мне это нравилось. В 16 лет я сама ездила за товаром в Москву, выбирала поставщиков онлайн, и чутье на то, на чем можно заработать, меня не подводило. “Зачем мне еще какой-то ВУЗ, если я уже в бизнесе, который можно развивать дальше?”

В те годы всю страну захлестнула наркотическая волна. И Петроградка, конечно, была впереди Санкт-Петербурга всего. Никто еще не знал, к каким последствиям это приведет. В моей компании начали баловаться наркотиками. Только и разговоров было о том, как это классно. Меня же новые веяния не увлекли, но приятели регулярно уговаривали попробовать. Однажды в очередной раз стали подначивать: “Слабо?” Я приняла вызов: “Не слабо!”.

ask-online.ru

Мне было 17. Сейчас вспоминаю и поражаюсь: какое же это детство – вот так попасться на старую как мир уловку, броситься доказывать свою смелость и крутизну. Ни о каком удовольствии речи не шло. Мне стало так плохо, что потом я полгода даже не смотрела в ту сторону. Но уговоры продолжались. “Это не может не нравиться! Тебе просто дали слишком большую дозу!” Все мое окружение продолжало регулярно употреблять наркотики. На время “ритуала” я как бы выпадала из круга. А для меня это было важно – не быть белой вороной. На горизонте появился интересный МЧ, с ним зависали часами в онлайн и офлайн, и вот с ним я распробовала и втянулась…

Первое время казалось: все нормально, все под контролем. Я даже считала, что “вещества” помогают строить отношения с противоположным полом. Чувствовала себя красивой, уверенной в себе, сексуальной. Все чаще свидание с МЧ заканчивалось дозой.

Через три месяца мы оба поняли, что стали зависимыми людьми. Жизнь уже не казалась ни прекрасной, ни интересной, ни веселой без приема веществ, меняющих сознание…

Мама, как водится, обо всем узнала последней. Она переживала из-за того, что дочь слишком часто посещает ночные дискотеки, не подозревая, что есть повод для тревоги, посерьезней. Но настал момент, когда у нее открылись глаза.

Я не такая!

Мама и родители моего МЧ сообща решили, что спасение детей в том, чтобы разойтись и не общаться – даже онлайн, даже в интернете. Меня отправили к дедушке в Москву. Однако по возвращении я уже без парня начала все по новой. Завязать пыталась бессчетное количество раз. На какое-то время это удавалось. Но для преодоления зависимости не хватало чего-то главного, фундаментального, и она возвращалась.

В 2006 году я узнала, что у меня ВИЧ. Во время очередного детокса в больнице у меня взяли анализ крови. А потом по почте пришла бумажка: срочно явиться по такому-то адресу. Я сразу поняла, куда и зачем, и…. не пошла.

doctor_ask_online_ru

В кругу моих знакомых уже многие были со статусом, который сразу отбрасывал человека на обочину жизни. Человек с ВИЧ становился кем-то вроде прокаженного для тех, кто еще вчера назывался его друзьями, семьей. Я отказывалась воспринимать такую реальность.

Еще несколько лет я ничего в жизни не меняла, превращая ее в ад для себя и своих близких, ни с кем не общалась, лишь онлайн анонимно на медицинских форумах. Потом сознательно решила сдать тест и взглянуть правде в глаза. Хотелось верить, что та бумажка двухлетней давности была ошибкой. Чуда не произошло. Ответ, в нарушение всех правил, мне дали по телефону. Но я все равно не верила до конца. Была уверена, что должны быть какие-то внешние проявления болезни. Порезавшись, видела, что у меня все быстро заживает и хваталась за это: значит, я не такая! Ведь писали, что у больных ВИЧ незаживающие раны на теле.

Радужные планы

Достоверной информации о проблеме в онлайн пространстве в интернете было крайне мало. Даже медики часто ошибались. Говорили, что с таким диагнозом прожить можно лет 10 максимум. Что надежды на излечение никакой. Что главное не инфицировать других, потому что это криминальная ответственность, что даже в парикмахерской я обязана сообщать о своем статусе.

Мое сознание, защищаясь от шока, отказывалось воспринимать такое положение вещей. Иначе – как, ради чего жить дальше? Впереди ждал сплошной мрак. Жизнь без любви, без отношений, без надежды на будущее, без смысла. И даже маленькие радости вроде маникюра недоступны!

Единственный человек, который знал обо мне правду, – мама. А потом появился парень, который сделал мне предложение, и пришлось рассказать о статусе ему и его родителям. Мы познакомились еще подростками, симпатизировали друг другу. И вот встреча спустя несколько лет, чувства вспыхнули с новой силой – и опять любовь, онлайн интернет общение часами.

К удивлению, отношение ко мне после признания не изменилось. Будущая свекровь отреагировала с юмором: “Дочка, если хорошенько проверить, то у каждого из нас что-то есть!” Казалось, жизнь повернулась светлой стороной.

www.ask-online.ru

Полтора года ремиссии, замужество. Я осознала, что хочу жить, хочу любить, хочу ребенка, которому смогу отдавать свое тепло и заботу. В один далеко не прекрасный день врачи сказали мне, что, независимо от моего статуса, детей я родить не смогу. Конечно, надежда умирает последней, и с диагнозом “бесплодие” я так просто мириться не собиралась. Но не могла отогнать от себя страх: “А вдруг, правда? Останется ли мой муж со мной?”.

Муж временно находился вдали от меня, даже онлайн мы не могли переброситься парой слов… Одиночество чувствовалось очень остро, каждый день казался вечностью, я постепенно погружалась в состояние безысходности. И снова сорвалась, вернулась к наркотикам как к бегству от реальности.

Переломный момент

В 2011 году я переехала в Светогорск, понимая, что шанса выжить в Санкт-Петербурге у меня просто нет. Было необходимо разомкнуть порочный круг, оторваться от привычного общения, которое засасывало как в трясину.

Мне было 25. Настал период нового поиска, попыток начать жизнь с чистого листа. Я искала помощи для преодоления химической зависимости и поддержки в связи с диагнозом. Как-то мне на глаза в интернете попалась онлайн реклама консультации центра социальных служб для молодежи. В числе прочего предлагалась помощь психолога.

Я, с моей склонностью к депрессивным состояниям, в ней нуждалась. Психолога на месте не оказалось, зато встретилась очень чуткая девушка – социальный работник, мы разговорились. Так получилось, что я все о себе рассказала. Видимо, назрела потребность излить кому-то душу. В разговоре узнала, что существует группа взаимопомощи для ВИЧ – позитивных людей: “Ребята сейчас в Ялте на конференции, вернутся через четыре дня. Сейчас пока доступны только онлайн”.

ask-online.ru

Мне хотелось увидеть других “таких, как я”, пообщаться. Хотя было страшновато. Я ожидала увидеть людей, в облике которых явственно читаются признаки нездоровья. Но неожиданно познакомилась с молодой красивой девушкой, во внешности которой ничто не выдавало недуга. Я узнала, что у моей собеседницы есть маленькая дочь, которая, к счастью, здорова, то есть ВИЧ – негативна, что сама она учится и работает. Постепенно я познакомилась с другими членами группы взаимопомощи. Появилась уверенность, что у меня есть будущее, что я не одна, что можно начать новую жизнь. Это был переломный момент в судьбе.

Ступени

Со временем мы созрели для большего, стали инициативной группой. Распространяли о себе информацию – писали листовки и развешивали, где только можно, писали в онлайн чатах на форумах в интернете. Помню, как собиралось человек 15 на кухне, делились идеями, строили планы. Никто не знал, что мы всего в двух шагах от создания организации, от воплощения в жизнь серьезных масштабных проектов.

Вскоре я ухватилась за возможность пройти курс в реабилитационном центре “Ступени”. Ехать нужно было, по иронии судьбы, в Санкт-Петербург. “Ступени” – это программа познания себя. Мы были заняты с утра до вечера: изучение специальной литературы, занятия с психологом и консультантами (причем онлайн и офлайн), арт-терапия…

Проблема наркозависимости – это проблема в первую очередь психологическая. Поэтому ни медикаментозно, ни с помощью силы воли ее не решить. Можно на время очистить организм от токсинов. Можно волевым усилием прекратить прием “веществ” на какой-то период, до нового срыва. Главная проблема наркомана в том, что человек не умеет решать жизненные проблемы. Он просто прячется от них. И вот этому главному – умению решать жизненные проблемы, справляться с негативными эмоциями без допинга – учили в центре на консультациях.

Жизнь обретала смысл, я научилась жить сегодняшним днем и при этом видеть для себя перспективы на будущее. На самом деле это очень важно – научиться жить текущим моментом, решая насущные проблемы и не пытаясь взвалить на себя непосильную ношу того, что еще только вырисовывается.

ask-online.ru

Страх перед масштабом всех жизненных тягот парализует активность и обесценивает ежедневные усилия. Поэтому так важно не бежать впереди паровоза, постепенно, шаг за шагом продвигаясь по жизни, в череде дел и дней считая главным то, что происходит здесь и сейчас… Программа реабилитации обычно длится 28 дней. Но мне этого было недостаточно. Я провела в центре два месяца. И вернулась другим человеком.

Три восклицательных знака

В 2013 году мы зарегистрировали организацию “Перекресток”, сделали онлайн сайт, организовали консультации специалистов по интернету. Наш первый проект был направлен на поддержку семей с детьми, которых коснулась проблема ВИЧ/СПИДа. Это сейчас у нас прекрасный офис, где три комнаты отведены только под детский центр. А тогда на все про все была одна комнатка. Но это было неважно.

Мне очень нравилось то, чем я занималась – консультировала онлайн и офлайн женщин, помогала присматривать за детьми. Была социальным работником и няней в одном лице. Много времени проводила с ребятишками, и это была радость с оттенком грусти: я все больше переживала из-за того, что у меня нет своего ребенка. Если в жизни и была мечта с большой буквы – такая, которая вела как путеводная звезда, ради которой я готова была на все, – то это мечта о материнстве…

Как часто я, приходя на патронаж к своим подопечным мамочкам с детками и беря кроху на руки, представляла, что это мой ребенок! И такая нежность окутывала сердце! Всего через несколько месяцев работы в новом проекте я узнала, что беременна. Для меня это была новость с тремя восклицательными знаками. Я не могла поверить своему счастью. Это было похоже на чудо. Моя радость, моя вера в счастливое материнство устояли даже перед тем неприглядным фактом, что отец моего ребенка повел себя не по-мужски, испугался ответственности и о нашем разрыве подло сообщил через интернет, онлайн – так проще.

www.ask-online.ru

Пошли разговоры о том, что нормального ребенка я родить не смогу, что лучшим выходом будет прерывание беременности. Когда я отказалась, услышала: “На мою помощь не рассчитывай”. Моя беременность совпала с началом приема АРВ-терапии, снижающей концентрацию вируса в крови. В 2014 году я родила здоровую девочку.

Рождение дочки стало первым чудом в череде других.

Чудеса продолжаются

Жизнь изменилась кардинально. Впервые я жила осмысленно, ярко, полноценно. Ребенок, любимая работа, помогающая чувствовать себя нужной, полезной. Со временем “Перекресток” перерос в Светогорское отделение Всероссийской сети ЛЖВ (людей, живущих с ВИЧ), где я работаю по сей день.

Я восполнила пробелы в образовании, пройдя онлайн курсы повышения квалификации в Санкт-Петербургской академии. Попробовала себя в тренерской работе, побывала в некоторых странах мира.

Два года назад я влюбилась, как девчонка. И эти отношения стали самыми нежными, трепетными, искренними и романтичными в моей жизни. Мы с Николаем поженились, хотя в нашей истории не обошлось без сложностей. Но «любовь все прощает, всему верит, всегда надеется».

Вообще-то, истории из разряда “социальный работник – клиент” теоретически идут вразрез с профессиональной этикой. Но практически у нас в организации только за последнее время четыре свадьбы. Не просто служебные романы, а по-настоящему крепкие отношения.

Николай обратился в нашу организацию за помощью. Я в тот день случайно оказалась в том же кабинете, мое рабочее место находится в другом. Не скажу, что сразу возникло предчувствие, что этот человек станет мне родным и близким. Я просто наблюдала за ним издалека. Ведь парень проходил все то же, что когда-то я: группу взаимопомощи, выздоровление по программе “12 шагов”. Потом остался у нас волонтером.

психолог

Между нами еще ничего не было сказано, но взаимная симпатия на уровне взглядов была очевидна. Первый шаг сделала я. Однажды мы ехали вместе в маршрутке, и я сообщила: “А я влюбилась!” Повисла пауза, после которой прозвучало: “Ну, классно!”. “В тебя”, – уточнила я. Коля загорелся, а я… включила задний ход. Со стороны звучали предупреждения в духе: “Будь осторожна с этим сердцеедом!”. Мне вдруг стало страшно. Для Коли это был непростой период. Ему дали надежду и тут же отобрали…

Громкое “мама”

Но он не сдавался. Мы медленными шажочками продвигались навстречу друг к другу. Период ухаживаний длился долго. Отношения были очень светлыми и чистыми. Мы находили радость в том, чтобы просто держаться за руки, обниматься, общаться онлайн и «в реале». Подкупало, что Коля ни разу не пришел ко мне на встречу без цветов. Легко нашел общий язык с моей дочкой. Лера, девочка не очень открытая, прониклась к Коле доверием.

Конечно, мы хотели общего ребенка. Но… первая попытка не удалась. Я потеряла малыша на раннем сроке беременности. Врачи на очной консультации сказали, что о следующей беременности может идти речь не раньше, чем через год.

Мы с мужем обследовались, искали причину. Ничего серьезного, препятствий, чтобы стать родителями, вроде бы не было. Однако вторая беременность оказалась внематочной. После операции по удалению одной маточной трубы врачи сказали, что вторая непроходима и на мечте о ребенке можно поставить крест.

Это была трагедия. Видимо, просто так мне в жизни ничего не дается. Чтобы прийти к чему-то хорошему, обязательно надо пройти какие-то трудности, испытания. Вопреки всем прогнозам, я надеялась. Думала: “Господи, я впервые в жизни по-настоящему люблю и любима, почему же нам не дается ребенок, дитя любви, наше продолжение?”.

Мои молитвы были услышаны. Когда я записала онлайн на консультацию и на УЗИ, у меня ноги-руки дрожали. И какое счастье было узнать, что все в порядке! Нашей доченьке уже 10 месяцев. К счастью, она здорова. Этот ребенок особенный. Такой себе маленький позитивчик, всегда просыпается с улыбкой. Никогда не забуду день 5 мая, когда она впервые громко сказала: “Мама”. А когда сказала “Папа”, почему-то вышло тише.

ask-online

Иногда сложно все совмещать и успевать – и работать, и консультировать онлайн и офлайн, и уделять время детям, мужу, быть хозяйкой, но для меня жизнь – постоянная эволюция. Мне и сейчас хочется быть лучше, чем я есть. Я очень люблю своих детей, мужа (хотя отношения тоже постоянно эволюционируют) и точно знаю, что моя работа – часть меня.

О статусе – открыто

Готовность поделиться своей историей с читателями, оказать помощь мои знакомые восприняли неоднозначно. “Зачем тебе это надо?” – спрашивали меня. Конечно, говорить о своем статусе, возвращаться в прошлое для меня стресс. Тем более, когда речь идет о такой широкой аудитории. Но если не мы сами станем рассказывать правду, то конца-края не будет домыслам, которыми обрастает тема.

ОНЛАЙН СЕРВИС ПО ПОДБОРУ КЛИНИК И ВРАЧЕЙ. 2025 КЛИНИК ВСЕХ НАПРАВЛЕНИЙ. ВСЕ ГОРОДА РОССИИ. СРАВНЕНИЕ ЦЕН. ОНЛАЙН ЗАПИСЬ, КОНСУЛЬТАЦИЯ, РЕАЛЬНЫЕ ОТЗЫВЫ.

Пусть люди видят, что у проблемы ВИЧ – человеческое лицо. Мы такие же, как все, мы говорим на всем понятном языке. У нас все те же земные и простые радости и печали, что и у большинства живущих на нашей планете. ВИЧ – болезнь, а не клеймо. Я хочу, чтобы окружающие научились воспринимать нас, как обычных людей.

Хочу обратиться к тем, кого коснулась такая же проблема, как и меня: не стесняйтесь себя, не считайте себя людьми другого сорта, идите на консультацию к врачу или психологу. А тех, кого это не коснулось, призываю беречь себя.

Россия на первом месте в Европе по темпам развития ВИЧ. Это обидно, мы могли бы лидировать в чем-то другом. Чем больше люди информированы, чем выше уровень сознательности, тем меньше риск инфицирования. Я за то, чтобы люди жили сознательно, за здоровое качество жизни.

Я не стыжусь своего ВИЧ – позитивного статуса. Я – человек, личность. И наличие вируса в крови не ставит меня на какую-то другую ступень по отношению к остальной части человечества. ВИЧ – позитивная женщина в первую очередь женщина, с полноценной способностью к самореализации. Это мое личное мнение. Присоединяйтесь к нему!

Summary
ВИЧ... История из практики онлайн психолога
Article Name
ВИЧ... История из практики онлайн психолога
Description
История из онлайн практики психолога. ВИЧ-инфицированные. Жизнь продолжается.

А еще есть вот что...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


7 + 5 =